2017-07-25 09:18:08

Анна Архипова-фон Калманович: я не готова возглавить сборную

Анна Архипова-фон Калманович: я не готова возглавить сборную

Председатель тренерского совета РФБ — о поражении на Евробаскете-2017 и лимите на легионеров.

Женская сборная России по баскетболу в очередной раз осталась без главного тренера. Неудачное выступление на чемпионате Европы – 2017 привело к отставке Александра Васина. О причинах провала сборной на Евробаскете, регресса ведущих игроков и о высоких зарплатах в клубах премьер-лиги корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву рассказала председатель тренерского совета РФБ Анна Архипова-Фон Калманович.

— За последние пять лет в женской сборной России сменилось три тренера. На ваш взгляд, с чем связана эта тенденция?

— Я бы не стала называть это тенденцией. Специалисты покидали свой пост по собственному желанию. В нашей профессии очень сложно пережить такие серьезные неудачи, как слабое выступление на Евробаскете. Наверное, это один из таких путей, когда нам кажется, что мы сможем этим уходом что-то исправить.

— Вы пытались как-то отговорить Александра Васина уходить в отставку?

— Я очень сильно уважаю Александра Александровича. Он профессионал высокого уровня и зрелый мужчина, который принимает решения самостоятельно. Мне кажется, что тут неуместно уговаривать, искать какие-то компромиссы. Если человек принимает это решение, то он за него ответственен.

— После окончания Евробаскета прошло чуть меньше месяца. На ваш взгляд, в чем основные причины поражений нашей сборной от Бельгии и Греции, которые оставили нас за бортом чемпионата мира?

— Не стоит объяснять нашу неудачу на Евробаскете этими двумя матчами. Я думаю, что это вообще сбой системы. Нужно анализировать намного глубже, потому что мы не показываем качественного баскетбола. Ни в победных, ни в проигранных матчах. Причем на протяжении уже довольно длительного времени. Нужно внимательно проанализировать именно этот аспект.

— Вам не кажется, что сейчас клубы стали для игроков основным приоритетом, а сборная становится для них не самым приятным обязательством вместо летнего отпуска?

— Если мы говорим о нас, тех, кто когда-то выигрывал медали Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, то дело немножко в другом. Последний Евробаскет мы выиграли в 2011 году. Тогда в команде выступало последнее поколение детей, воспитанных в Советском Союзе. На смену им пришло новое поколение. У них другая система ценностей, которую мы еще не понимаем. Мы играли за счет характера, самосознания, патриотизма… Для нас финансовая составляющая была на десятом месте. Не буду наговаривать на девочек. У них есть характер и понимание того, что они играют за свою страну. Но, видимо, мотивация сейчас все-таки другая. Я, допустим, могу мотивировать тех людей, с которыми я работаю каждый день. Но, к сожалению, я не могу понять, чем можно мотивировать уже зрелых игроков, кроме финансовой составляющей.

— После Евробаскета было много разговоров, что тренер ошибочно не взял Анну Лешковцеву и Анастасию Логунову. Их успехи в баскетболе «три на три» усилили эти дискуссии. На ваш взгляд, действительно этих игроков не хватало сборной?

— В окончательный состав попали 12 человек, которые находились в оптимальной форме и были здоровы. Во время тренировочного сбора мне очень понравилась Лешковцева. Она настоящий профессионал, очень умный игрок. Тем не менее на тот момент Анна была слабее Натальи Жедик, Эпифании Принс, Алены Кирилловой и Евгении Беляковой. Они были в лучшей форме. Нужно было делать выбор, и мы остановились на других игроках. Аналогичная ситуация с Настей Логуновой. На позиции 4–5 номера мы выбрали Жосселину Майгу, Раису Мусину, Машу Вадееву, Татьяну Видмер.

Теперь что касается баскетбола «три на три». Я очень рада, что наша сборная выиграла чемпионат мира и Европы. Но вы должны понимать, что сравнивать стритбол с классической игрой «пять на пять» некорректно. У стритбола совсем другие приоритеты.

— Многие специалисты считают, что наша главная звезда Мария Вадеева остановилась в росте после перехода в курское «Динамо». Она перестала бросать с дистанции и на Евробаскете атаковала только из-под кольца. Вы хорошо знаете возможности Марии, что можете сказать на эту тему?

— По этой теме я могла бы даже защитить диссертацию. Даже самый талантливый и способный игрок в возрасте с 18 до 23 лет должен играть на лидирующих ролях по 35–40 минут игрового времени. Я в этом убеждена. У центровых эта планка может быть с 17 до 22 лет. Разыгрывающие — минимум до 23. Это закон становления игрока. Биологию никто еще не отменял. Несмотря на то что Маша очень серьезно трудится, к сожалению, я увидела потерю именно лидерских качеств. Их очень сложно разглядеть, развить и сохранить. А потерять ничего не стоит. И это касается не только Маши.

Когда речь заходит о Марии Вадеевой и Раисе Мусиной, все забывают, что девочкам только исполнилось 19 лет. И, несмотря на высокую самоотдачу, результат не может зависеть исключительно от них. Но я до глубины души огорчена тем, что я увидела! Не хочу верить, что игроки с потенциалом мировых звезд за незначительный промежуток времени могут превратиться в посредственностей. Это касается не только физической формы, но и образа мышления и приоритетов! Я очень надеюсь, что это «временное помутнение».

— Два неудачных Евробаскета подряд могут надломить Вадееву психологически?

— В психологическом плане она очень сильный человек. Никаких проблем у нее не возникнет. Вообще спортивная жизнь предполагает победы и поражения, это две неотъемлемые ее части, они всегда будут, и надо просто уметь с этим справляться, выходить рационально из этой ситуации.

—  На ваш взгляд, с переходом Мусиной в УГМК может повториться история Вадеевой, когда наш очень перспективный игрок будет получать по 5–7 минут игрового времени. Ведь в УГМК конкуренция, возможно, еще выше, чем в Курске...

—  Такой сценарий более чем возможен. Но у игрока всегда есть выбор. Тебе приходится выбирать между одним и вторым. Так часто бывает. Вот мы говорили про мотивацию. Вадеева и Мусина делают выбор в пользу благополучия. Ведь сразу хочется надеть майку одного из сильнейших клубов в Европе, получать, как уже опытные и сложившиеся игроки. Однако наряду с этим утрачиваются несравнимо более важные вещи, которые никогда уже невозможно будет восполнить. Но игрок делает выбор. Мне, конечно, с одной стороны, лестно, что мои воспитанницы принимают такие серьезные предложения. Но, с другой стороны, у этой медали есть обратная сторона.

— Можете объяснить слепую веру в Эпифанни Принс? Все знали, что она играет решающие матчи с температурой. Был ли смысл давать ей так много игрового времени в матче с Грецией?

— Я хочу поблагодарить Принс за ту работу, которую она сделала. Это настоящий профессионал, который выполнил все условия договора: они приехала, не пропустила ни одной тренировки, всегда была рядом с командой, несмотря на свое недомогание. Ее помощь была очень нужна и важна для сборной. Другое дело, что план на игру с Грецией нужно было продумать немного иначе. Тут я с вами согласна. Возможно, нужно было сделать ставку на других игроков — например, Елену Беглову. Сделать акцент на защиту, дать Принс чуть больше возможностей восстановить силы и выставить ее на концовку. Но опять же есть главный тренер, у которого есть своя концепция, свое видение игры. Можно быть рядом, поддерживать, но разрушать то, что придумано главным тренером, это неправильно. На то он и главный.

—  Кто, на ваш взгляд, способен стать заменой Васину? Все эксперты, с которыми я общался, говорят, что единственная кандидатура — это вы?

—  Я не готова возглавить сборную. Объясню почему. Я верю исключительно в систему. Эта система должна быть выстроена, должна быть рабочей, даже малейший ее сбой может привести к поражению. В сборной очень сложно этого добиться, поэтому я не смогу принести высокого результата национальной команде. Другое дело — клуб, где день за днем можно вручную выстраивать все процессы.

— Тогда кого вы видите на этом месте?

— Если вы считаете, что никого из российских специалистов не осталось, то это не так. Есть много тренеров, которые могут сколотить боеспособный коллектив за короткий промежуток времени. Мы будем рассматривать все возможные заявки, которые будут подавать. И опять же важный момент: девочки должны пойти за тренером, они должны за него сражаться. В женском баскетболе, в частности, и вообще в женском спорте это одна из самых важных составляющих. Надо искать, надо пробовать. В свое время, когда сборную возглавил Вадим Павлович Капранов, мы тоже поднимались с колен. Капранов как раз оказался тем человеком, за которого мы готовы были умирать на поле.

—  В российских топ-клубах зарплаты игроков составляют по $300–400 тыс. Максимальная зарплата в женском НБА (WNBA) $100 тыс. На ваш взгляд, такие высокие зарплаты не вредят отечественному баскетболу?

—  Ни для кого не секрет, что многие европейские страны переживали подобные бумы. В одно время самый сильный и высокооплачиваемый чемпионат был во Франции. Затем эстафету перехватила и долго удерживала Италия. Сейчас самые сильные клубы и самые высокооплачиваемые игроки работают в России. Увы, этот процесс затянулся, что, конечно, идет вразрез с интересами нашей национальной сборной. В погоне за титулами наши ведущие клубы набирают лучших легионеров, с которыми нашим игрокам очень сложно конкурировать. Мое мнение: ситуацию должен изменить лимит. К тому же стоит ввести потолок зарплат, как в той же WNBA. Это должно происходить одновременно, потому что будут другие риски. Надо понять цель: мы хотим поднять уровень национальной сборной или хотим ярко выступать на клубном уровне. Главное — поставить задачу, а пути решения найти довольно легко. Яркий пример — российский волейбол, где ввели жесткий лимит на легионеров.

— От кого должна исходить эта инициатива? От президента РФБ?

— Если такие изменения случились в волейболе, то, значит, есть механизмы, с помощью которых это можно сделать. А чья это будет инициатива… У РФБ, Минспорта и Олимпийского комитета сильные руководители. Я думаю, что стоит как можно быстрее ввести лимит. Риски не очень большие, главное, чтобы это было кому-то нужно.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить